Блокчейн сделает с финансовой системой то же, что Интернет сделал со СМИ

Share on Facebook7Tweet about this on TwitterShare on VKGoogle+0Share on LinkedIn0

Статья переведена Харьковским IT Кластером. Оригинал можно найти здесь.

Даже в течение лет развития Интернета многие считали, что это лишь кратковременное увлечение. Конечно, с тех пор Интернет получил огромное влияние на нашу жизнь, начиная с того, как мы покупаем товары и услуги, заканчивая способами общения с друзьями, Арабской Весной и президентскими выборами в США. Впрочем, в 1990-е, ведущие СМИ ухмылялись, когда Николас Негропонте предсказывал, что вскоре большинство из нас будут читать новости онлайн, а не в газетах.

 

Перенесемся на два десятилетия вперед: скоро ли мы увидим подобное воздействие криптовалют и технологии блокчейн? Определенно, есть много параллелей. Как и Интернет, криптовалюты типа Bitcoin распространились благодаря развитию привычных, базовых технологий наряду с открытием новой, открытой архитектуры Bitcoin блокчейн. Как и Интернет, эта технология разработана в виде децентрализованной «многоуровневой» системы, где каждый уровень определяется межоперационным открытым протоколом. С помощью этих протоколов физические лица могут создавать свои продукты или услуги. Как и в случае с Интернетом, на ранних стадиях развития блокчейна существует много конкурирующих технологий. Так что важно определить, о каком именно блокчейне мы идет речь. И так же, как Интернет, технология блокчейн работает лучше всего при использовании единой сети. Поэтому в будущем мы можем говорить о блокчейне как о чем-то уникальном и единственном.

Интернет и его уровни развивались годами, при этом каждый технический уровень давал толчок бурному развитию творческой и предпринимательской деятельности. В самом начале, Ethernet стандартизировал способ, с помощью которого компьютеры передавали биты (двоичные импульсы) по проводам. Компании типа 3Com могли строить империи на своих сетях коммутационных продуктов. Протокол TCP/IP использовали, чтобы направлять и контролировать, пакеты данных и их распределение между компьютерами. Cisco создавал такие продукты, как сетевые роутеры, и монетизировал протокол. По состоянию на март 2000 года Cisco была самой богатой компанией в мире. В 1989 году Тим Бернерс-Ли разработал HTTP, другой открытый свободно доступный протокол, что дало возможность в сети появиться таким бизнесам как eBay, Google и Amazon.

 

Приложение-приманка для блокчейн

 

Но вот одно существенное различие: изначально Интернет был некоммерческим, на ранних этапах его развивали через оборонное финансирование и использовали преимущественно для связи в исследовательских институтах и университетах. Он был разработан не для зарабатывания денег, а для развития самого надежного и эффективного способа создания сети. Это первоначальное отсутствие коммерческих игроков и интересов было решающим. Оно позволило сформировать сетевую архитектуру, которая обрабатывала ресурсы таким способом, который бы не возник в системе, управляемой рынком.

 

Приложением-приманкой для раннего Интернета стала электронная почта. Она привела к усилению и распространению сети. Bitcoin является приложением-приманкой для блокчейна. Bitcoin подстегивает распространение лежащей в своей основе технологии блокчейн, а сильное техническое объединение и надежный способ анализа кода делает его более безопасным и стабильным среди разных типов блокчейна. Как и электронная почта, вероятно, что некоторая форма Bitcoin продолжит существовать. Но блокчейн также будет поддерживать множество приложений, включая “умные” контракты, имущественные реестры и многие другие новые типы сделок вне финансовых и юридических целей.

 

Возможно, нам следует понимать Bitcoin как микромир, где могут работать новые децентрализованные и автоматизированные финансовые системы. Поскольку его нынешние возможности все еще ограничены (например, маленький объем транзакций по сравнению с традиционными платежными системами), он предлагает привлекательную перспективу. Потому что его код может быть применим как в нормативно-правовой, так и экономической системах. Например, транзакции должны соответствовать определенным правилам прежде, чем они могут быть приняты в Bitcoin блокчейн.

 

Вместо того, чтобы писать правила и устанавливать регуляторы для отслеживания нарушений (то, как сейчас работает финансовая система), код Bitcoin устанавливает правила, и сеть сама делает проверку на соответствие. Если транзакция проходит с нарушением правил (например, обнаружатся некорректные цифровые подписи), сеть сама ее отклонит. Даже «денежно-кредитная политика» Bitcoin записана в коде: новые деньги выпускаются каждые 10 минут, и их запас ограничен, так что всего может быть только 21 миллион Bitcoin-денег. Твердые валюты схожим образом зависят от золотого запаса (имеется в виду система, в которой денежный запас привязан к товарно-сырьевому ресурсу и не регулируется государством).

 

Нельзя сказать, что предложения Bitcoin сейчас идеальны. На самом деле, многие экономисты не соглашаются с правилом твердой валюты Bitcoin. И юристы спорят, что управление с помощью одного только кода не гибко и исключает полезную свободу действий. И все-таки, с чем нельзя поспорить, — это то, что Bitcoin реален и он работает. Люди приписывают Bitcoin реальную экономическую ценность. «Рудокопы», поддерживающие Bitcoin блокчейн, и «создатели кошельков», пишущие программное обеспечение для операций в Bitcoin, следуют правилам без исключений. Блокчейн остается устойчивым к атакам и поддерживает изначально надежную платежную систему. Эта возможность расширять блокчейн, и как следствие, трансформировать финансовую систему нервирует и захватывает в равной степени.

 

Слишком много слишком быстро?

 

К сожалению, избыток инвесторов в финтех опережает развитие технологии. Мы часто видим так называемы блокчейны, которые не очень инновационные, а наоборот представляют собой лишь базы данных, которые существовали десятилетиями ранее. Они называют себя блокчейнами, чтобы с помощью модного слова запрыгнуть на подножку уходящего поезда.

 

Было много «пред-интернетовских» игроков, например, операторы связи и кабельные компании, старавшиеся обеспечить интерактивные мультимедиа с помощью своих сетей. Но никто не смог сгенерировать достаточную силу тяги, чтобы создать запоминающиеся имена. Возможно, мы видим подобную тенденцию в технологии блокчейна. Ныне картина являет собой сочетание действующих финансовых институтов, которые постепенно внедряют улучшения, и инновационных стартапов. Они возникают на вершине быстро изменяющейся инфрастуктуры и надеются, что эта «зыбкая почва» упрочнится до того, как они исчезнут.

 

В случае с криптовалютами мы видим намного более агрессивную инвестиционную политикау венчурного капитала нежели та, которую мы наблюдали на подобных ранних стадиях развития Интернета. Этот чрезмерный интерес со стороны инвесторов и бизнеса значительно отличает криптовалюты от Интернета. Потому что у криптовалют не было нескольких десятилетий относительной безызвестности, когда некоммерческие разработчики могли «играться», экспериментировать, делать повторные попытки и пересматривать архитектуру. Это одна из причин, почему работа, которую делают в проекте Digital Currency Initiative at the MIT Media Lab так важна. Это одно из немногих мест, где прикладывают существенное усилие, чтобы очистить технологию и инфраструктуру блокчейн от финансовых интересов и мотиваций. Что очень важно.

 

Сегодня существующая финансовая система очень сложна, и ее сложность создает риски. Новая децентрализованная финансовая система, которой дали жизнь криптовалюты, может стать более простой благодаря устранению посреднических уровней. Криптовалюты могут помочь избежать рисков, и благодаря разным способам движения денег открыть путь для различных типов финансовых продуктов. Блокчейн может дать доступ к финансовой системе людям, которые сейчас из нее исключены, снизить входные барьеры и создать более сильную конкуренцию. Регуляторы могут преобразовать финансовую систему благодаря пересмотру наилучшего способа достижения политических целей без разбавления стандартов. У нас также есть возможность уменьшить системные риски: как и пользователи, регулирующие органы страдают от непрозрачности. Исследования показывают, что движение системы в сторону прозрачности уменьшает цепочку посредников и издержки пользователей финансовой системы.

 

Вывод:

 

Первичная польза и даже ценности людей, использующих новые технологии и инфраструктуру, имеют тенденцию радикально меняться с развитием технологий. Это определенно будет правдой и для блокчейн.

Изначально Bitcoin был создан как ответ на финансовый кризис 2008 года. Инициативное сообщество имело сильное желание свободы и направленность против истеблишмента. Было много общего с культурой бесплатного программного обеспечение с ее сильными антикоммерческими ценностями. Тем не менее, Linux теперь внедрен почти во все виды коммерческих приложений или сервисов. Так что и многие принципы конечного использования блокчейна могут стать стандартным набором для традиционных участников рынка таких, как крупные компании, государственные учреждения и центральные банки.

 

В то же время, многие видят блокчиейн и финтех как лишь новые технологии для обмена данными, – может быть, нечто вроде CD-ROM-ов. Вероятнее же, что они сделают с финансовой системой и нормативно-правовым регулированем то же, что Интернет сделал с медиа-компанями и рекламными агентствами.

 

Такая основательная перестройка экономического ядра – это большой вызов для закрепившихся на рынке фирм, которые живут за его счет. Подготовка к этим изменениям означает инвестирование в исследования и эксперименты. Те, кто делают это, будут иметь выгодную позицию для процветания в новой зарождающейся финансовой системе.

Share on Facebook7Tweet about this on TwitterShare on VKGoogle+0Share on LinkedIn0

Comments

comments

читайте также

Показать еще